8 800 555-33-32
Звонок по РФ бесплатный
Пн.-Чт. с 9:00 до 18:00 / Пт. С 9:00 до 17:00
Сб.-Вс. Выходные
Личный кабинет
00 руб.

В стоматологии короткий путь редко бывает эффективным

Ноябрь 28, 2017

 

Один из наиболее авторитетных имплантологов страны, Главный стоматолог Управления Делами Президента Российской Федерации, Вице-Президент Стоматологической Ассоциации России, Президент стоматологического центра «Мегастом», доктор медицинских наук, профессор Федор Федорович ЛОСЕВ по просьбе редакции поделился своим видением проблем, с которыми сталкиваются руководители российских стоматологических клиник, и рецептами их решения.

 

 

- 15 лет назад в числе первых в нашей стране Вы создали свою стоматологическую клинику. Шаг в 1992 году очень смелый. Что было самым сложным при открытии клиники?

 

- Организация клиники – дело и сложное, и простое одновременно. Сложно - когда начинаешь с нуля. Просто - когда есть определенный опыт. У меня такой опыт был. В 1989 году в Московском техническом лицее я открыл частный стоматологический кабинет. С него-то и началось зарождение клиники. Уже в те годы я решил серьезно заняться имплантологией. Я понял, что для имплантации нужны определенные условия, круг услуг, без которых добиться не просто кратковременного успеха, а гарантированного на длительной срок результата невозможно. Не случайно число тех, кто готов взять на себя реальные гарантируемые обязательства в сложных случаях, когда отсутствует более 50% зубов, при том, что имплантологией в той или иной степени занимается каждый стоматолог, - таких врачей примерно 10 % от общего числа.

И на первом этапе создания клиники нам предстояло, с одной стороны,  решить финансовые проблемы, с другой - выбрать оптимальную систему имплантации для России.

Мы взяли кредит в банке и в течение двух лет его успешно вернули. К слову, уже через три года задумались над тем, чтобы открыть вторую клинику. С выбором же системы имплантации все оказалось не так просто. Начинали мы с российских имплантантов. Полусамодельные - конечно, не мы их выпускали, а какие-либо российские предприятия - они не всегда давали желаемый результат. Открыв клинику в 1992 году, мы решили закупить хорошую систему имплантантов и приобрели американскую систему «IMZ». С ней мы достаточно успешно стартовали. Затем провели работы с целым рядом систем, в частности «Ario Implant», «Frialit-2», «Ankylos», и  в конце концов остановились на системе «Semados», которая позволяет не только делать группу зубов, но и вводить хорошо косметику.

 

- 15 лет позади. Что остается самым сложным в работе клиники сегодня, когда наработан опыт, сложился коллектив? На что сегодня больше всего приходится тратить усилий?

 

- Главное – за эти годы сформировались принципы работы, от которых мы стараемся не отступать. Их суть – сделать для пациента максимально возможное с учетом долговременной перспективы. Хотя такой подход скорее  усложняет нашу работу, чем облегчает ее, потому что делать упрощенные конструкции и более свободно подходить к технологиям всегда легче для врача-стоматолога, чем работать на долговременный результат. Но, с другой стороны, следуя избранному принципу, мы всегда уверены в успехе.

Сегодня мы практически не имеем преград, чтобы восстановить 100% жевательную эффективность у пациента. И мы пошли дальше - много занимаемся косметикой, чтобы добиться практически полной аналогии с натуральными зубами. Ведь пациенту хочется иметь не только «работающие», но и красивые зубы. Для этого активно занимаемся трансплантацией тканей, наращиванием объемов кости, в том числе и за счет искусственных материалов…

 

          - Это лечебная часть деятельности. Однако Вы, как руководитель, наверняка сталкиваетесь и с экономическими, и с организационными проблемами. Что я имею в виду? Материалы, оборудование становятся все более сложными и дорогостоящими. Вы используете и сами разрабатываете поистине фантастические технологии, позволяющие людям обрести новые зубы, порой лучше их собственных, но в состоянии ли они заплатить за них? Не превратится ли стоматология, в частности имплантология, в сферу для узкого круга людей?

 

          - Хорошие, гарантирующие успех технологии дороги сами по себе. С этим я согласен. Но правда и то, что предпринимаются попытки снизить стоимость подобных работ. Есть ряд предприятий, например «Конмед», которые выпускают очень достойные имплантанты, я считаю, лучшие в нашей стране. Однако чтобы конкурировать с другими фирмами, главным образом иностранными, им пришлось закупить высококлассное швейцарское оборудование, и себестоимость изделий начинает повышаться. Никуда не деться – высокого качества имплантанты стоят пока достаточно дорого.

Удешевления добиться невозможно, если не создавать свои предприятия. Однако выдержать конкуренцию им сложно. Это я знаю по опыту своего завода, выпускающего стоматологические установки. Завоз немецких установок приблизительно такой же марки не облагается НДС, мы же, завозя детали, платим НДС, и цена на наши изделия автоматически растет.

          Подобная картина и с имплантантами. Мы можем делать свои, но сложно реализовывать эти программы в сегодняшних экономических условиях. Поэтому, с одной стороны, имплантация - недешевая процедура, с другой - сегодня достаточно людей, способных за нее заплатить. Важно понимать, что если мы не будем развивать эти технологии, пусть и достаточно дорогие, люди просто станут уезжать на Запад и оставлять средства там. А самое главное - не получать должного уровня обслуживания. Почему? Не из-за того, что там не хватает профессионализма. Мы сами учимся и у американцев, и у немцев, и у итальянцев. Дело в другом - наш человек туда едет, как правило, на короткий период времени, и соответственно ему предлагают ускоренные методы лечения, которые не всегда дают желаемый результат. Есть законы природы, от которых никуда не деться. Это как ребенка родить, поспешишь - результат будет неоднозначный. Сказывается и языковой барьер, который порой приводит к отрицательным последствиям. Известны случаи, когда клиенты теряли имплантанты просто из-за того, что что-то не так поняли и сделали неверно.

          Что касается налогообложения и экономики в целом, то могу сказать, что, к счастью, нам встречаются люди разумные, которые трезво подходят к своей работе. Однако это не исключает сложностей, особенно в бухгалтерии. В целом ряде вопросов мы идем одними из первых - самим приходится разрабатывать нормативы, например, списания материалов. Сегодня необходимо до грамма все взвесить, до миллиграмма списать. Если учесть, что в работе всегда находится более 400 наименований материалов, я уж не говорю о разнице между наименованиями, то, конечно, нынешний порядок списания материалов ведет к большому увеличению бухгалтерского документооборота, что, на мой взгляд, совершенно неоправданно. Понятно, что полностью без бумаг не обойтись, но все же было бы неплохо уменьшить этот вал. Надо каким-то образом упростить эту схему, сделать ее более прозрачной, чтобы главный врач, допустим я, не вникал в эти миллиграммы и бухгалтерские отчеты.

Для нас было бы проще, если бы налоги платили по принципу - есть оборот и с оборота отчисляется определенная сумма. Она может быть даже великовата, но, с другой стороны, мы бы всегда знали, что к нам никто не будет лишний раз предъявлять претензии. Сегодня несколько сложно, потому что всегда можно разглядеть какие-то огрехи и иметь дополнительные возможности штрафных санкций за то, что ты какую-то мелочь не учел. Но, повторяю, нам люди встречаются по большей части разумные, и у нас пока не было случая, чтобы кто-то не хотел ничего слышать.

 

          - Несмотря ни на что планы развития у Вас обширные. Я имею в виду начатое строительство Медицинской Академии дентальной имплантологии. Какие задачи Вы перед ней ставите?

 

- На сегодняшний момент мы практически решили проблему функциональности за счет имплантологии, то есть жевательной эффективности для пациента, у которого отсутствует область зубов. Однако еще есть вопросы с косметикой пришеечной области зубов. Дело не в том, что мы не можем это сделать. Можем. Но требуется ряд дополнительных вмешательств, лечебных мероприятий или технологий, которые бы позволяли практически на 100% восстановить зубы. В этих целях мы  и моделировали Медицинскую Академию дентальной имплантации. Она будет  работать не по принципу большой стоматологической клиники – этот подход сегодня себя изживает, а как медицинское учреждение полного цикла лечебных мероприятий, которые бы приводили к восстановлению естественного вида зубов.

Иными словами, задача не сводится только к вылечиванию зуба или установлению имплантанта, но предполагает комплексное решение проблемы эстетики в целом.

 

 - Хотел бы уточнить Вашу мысль. В Академии будет  50 кабинетов и с этой точки зрения она будет большой, но, с другой стороны, как я понимаю, у кабинетов будет своя специализация?

 

- Все кабинеты будут разделены по трем типам клиник. Одна клиника –  элитная, другая - VIP и третья – щадящая стоматология. Это не значит, что третья будет клиникой эконом-класса. Нет. Но в ней будет реализован подход нерадикального лечения. Поясню. Сегодня в большинстве клиник исходят из того, что если зуб еще может послужить, он должен служить. Мы  же чаще всего подходим иначе. Да, пораженный парадонтитом 4-й степени зуб теоретически еще может послужить, но мы стараемся такой зуб  не «тянуть», потому что чем больше мы его «тянем», тем больше «уходит» кость. Соответственно через три-четыре года там практически нет кости, и прежде, чем поставить имплантант, приходится наращивать кость, то есть делать дополнительные, достаточно сложные вмешательства, которые на самом деле необоснованны. Если бы  мы вмешались и установили имплантант три года назад, ничего дополнительно не пришлось бы делать, чтобы имплантант хорошо функционировал. Напомню, что степень риска отторжения имплантанта, поставленного в нормальную кость, составляет 0,3, максимум - 0,5%. Если учесть, что пломбировка корневого канала дает до 20% осложнений, становится ясно, что грамотная имплантация способна гарантировать оптимальный результат.

 

- Позвольте вернуться к теме специализации  в современной клинике. Сколько должно быть специализированных кабинетов?

 

- Чтобы клиника была полноценной, я думаю, должно быть не менее пяти кресел. Я имею в виду имплантологическую клинику. Вообще же для стоматологической – двух-трех кресел достаточно. К слову, клиника «Мегастом» изначально ориентирована на имплантологию, и эта специализация будет сохранена. Что должно быть? Хирургия, терапия, ортопедия, пародонтология и гигиенический кабинет. Почему я пародонтологию не соединяю с хирургией? Потому что нужен дополнительный кабинет для консультаций. Должен быть замкнутый цикл. Иначе будут накладки.

 

- Что касается оборудования, для кабинетов, имеющих разную специализацию, Вы покупаете одинаковые установки или нет?

 

- В принципе они могут быть одинаковыми, несколько отличается только их оснащение.

 

- Несколько лет назад Вы взялись за выпуск отечественной стоматологической установки. Что Вас подвигло на этот проект? Вероятно, с самого начала Вы отдавали себе отчет, что задача не из простых, и все же взялись?

 

- Первое, что меня подвигло, - это моя экономическая неопытность. Но самое главное – штат высококлассных инженеров во главе с Юрием Тамазиным, с которым мы сотрудничаем многие годы. Мне хотелось, чтобы у них была интересная, перспективная работа, не просто обслуживание установок, а нечто большее с точки зрения профессионального роста. Проект был непростой, даже очень сложный. С чем мы столкнулись? На данный момент составлять конкуренцию в условиях тех тендеров, которые проводятся, и я не побоюсь этого слова, зачастую дутых тендеров, ибо всегда есть моменты, вызывающие, мягко говоря, сомнения, - российский производитель конкурировать не может. Вернее, он может конкурировать только в том случае, если производит низкокачественную продукцию. Его вынуждают опустить цену до 4 тысяч долларов и тогда дают возможность побороться за госзаказ. В итоге заводы  в нашей стране выпускают установки, сопоставимые с продукцией «Сименса» 30-х годов. Какое уж тут развитие?! Мы же хотели начать выпускать установку хорошего уровня.

Идея была простая - взять за основу немецкую установку «Сирону» С8, модель хорошего уровня, но при этом эконом-класса, настоящую рабочую «лошадку», завозить основные узлы из Германии, а ряд комплектующих изготавливать в России. В итоге мы выпускаем немецко-российскую установку достойного уровня. В будущем, когда мы выйдем на продажу 500 установок в год, - сегодня мы поднялись до 300 и в следующем году планируем выйти на 500 установок - мы будем немецкие детали активнее менять на российские, чтобы снизить стоимость. А то, что у нас могут выпускать изделия хорошего качества, мы уже доказали. Были проведены авторитетные экспертизы и они подтвердили идентичность качества наших установок и собранных в Германии.

Конечно, мы могли бы пойти по пути, который сегодня некоторыми фирмами уже протоптан, – завозить детали из Китая и снизить стоимость установки процентов на 30. Но мы этого делать не будем. Пока качество китайской продукции остается китайским, а мы хотим смотреть в глаза своим покупателям. Да, российские детали обходятся недешево. Тот же кожух, сделанный в Китае, стоит с доставкой и «растаможкой» 100 долларов, а сделанный в России  - 180 евро. В 2,5 раза дороже! Такой парадокс. Впрочем, когда мы выйдем на больший объем, мы добьемся снижения цены.

 

- А сегодня для стоматолога выгоднее покупать Вашу установку «Симос», чем брать «Сирону»?

 

- Между «Сироной» С8 плюс и нашей установкой  самая минимальная разница - 2 тысячи евро. Качество же, как я уже сказал, не отличается.

 

- При выборе оборудования каким  принципам следуете Вы сами?

 

 - Важно руководствоваться опытом  работы на той или иной установке. Плюс к этому учитывать особенности сервисного обслуживания, причем не только с точки зрения возможного оперативного приезда инженера, но и наличия деталей, возможности быстрой их доставки. Конечно, нашу клинику мы будем оснащать своими установками, потому что уверены в них. Это хорошие установки, которые пойдут и в VIP-клинику, и в элит-клину.

Вообще же я придерживаюсь того правила, что установка не должна быть «хлипкой». Она должна иметь хорошую грузоподъемность, хорошие микромоторы,  скажем, уровень той же «Сироны». И надо, чтобы душа лежала к работе на этом оборудовании. Чтобы ты был в нем уверен на 100%.

Ведь мы работаем с людьми и не имеем права подвергать пациента риску, что в самый ответственный момент, скажем, хирургической операции что-то сломается, или микромотор не выдержит должных оборотов, или помпа не создаст нужное давление. Иными словами, врач должен быть обеспечен надежной техникой.

Впрочем, он должен быть обеспечен и другими оптимальными условиями для работы. И я всегда стремился такие условия врачу создать. С одной стороны, мы требовательно относимся к доктору и у нас нелегко работать, но с другой – наши врачи, а это профессионалы с большой буквы, достаточно уверенно себя чувствуют, для них созданы комфортные условия, начиная с приема пациента в холле, то есть грамотной работы администратора, и заканчивая тем, что врач не имеет проблем с доставкой работ из лаборатории, согласования с зубными техниками различных вопросов. К слову, в наших клиниках свои зуботехнические лаборатории и эти вопросы решаются максимально оперативно. Мы не лимитируем никоим образом время приема. Нет плана, «подтяжки» по финансам. Врач должен качественно выполнять свою работу – это главное.

Все это вместе гарантирует хороший результат.

                                        Беседу вел Виктор Акимов

Вернуться назад

Хотите быть в курсе всех событий? Подписывайтесь на новости
подписаться